+7 (981) 151-39-39

Мир цветов и ив. Гейши и куртизанки

Мир цветов и ив. Гейши и куртизанки

В эпоху Токугава (1603–1868 гг.) классовая принадлежность играла первостепенную роль в жизни японского населения. Социальные границы чётко определяли положение человека в обществе. Высшим почётом среди городского населения пользовались самураи. Их поведение и манеры возводились в эталон, но при этом требовали от воина неустанного контроля за каждым жестом и поступком. Суровые предписания и законы церемониального поведения накладывали обязательства, жесточайшим образом ограничивающие любые проявления личностной воли. Одним из немногих способов снять напряжение общественного гнёта в период Эдо стало посещение гейш и куртизанок.

В европейском понимании гейша и куртизанка — лица равнопоставленные, синонимичные греческой гетере, французской мадам Бовари или русской Сонечке Мармеладовой. Великая путаница в понятиях, особенно окрепшая после выхода кинофильма «Мемуары гейши», мешает понять различия гейши и куртизанки, а также определить их основные роли, столь отличные от принятого на Западе толкования.

И гейши, и куртизанки принадлежали к тому же классу городских жителей, что и дамы полусвета, для деятельности которых правительство выстроило в столице Эдо большой квартал под названием Ёшивара («Весёлое поле»). Вот только участь иных обитательниц квартала так сильно разнилась с судьбами этих девушек, что исчезают вопросы, почему именно их романтизированные образы воспеты и превозносимы и по сей день.

Роль гейши

Для начала обратимся к положению гейши. «Гейша» дословно переводится как «человек искусства». Её образ соединил в себе черты натуры утончённой и невинной, за что гейшу называли «вечной невесты». Роль гейши сводилась к тому, чтобы скрасить своим присутствием вечер мужчины, предоставив ему всевозможные интеллектуальные развлечения. Её профессиональная задача ограничивалась игрой на сямисэне (щипковый трёхструнный инструмент) и пением, танцем с веером, а также разговором с гостем. Иных обязанностей работа гейши не предполагала ни в пору средневековья, ни в настоящее время.

Главное назначение гейши — забавлять клиента и обсуждать те темы, которые ему близки. Хорошая гейша — довольно тонкий психолог и искусная актриса. Общество гейши было развлечением не из дешёвых, его могли позволить себе люди весьма высокого уровня достатка. Количество гейш на застолье всегда намекало на статус хозяина вечера, демонстрировало его социальное положение.

Положение куртизанки

Ваза «Прогулка таю»

Что касается куртизанок, то первоначально следует отметить их ранговое делении. Куртизанки низшего порядка мало отличаются от европейских дам полусвета. Иначе сложилась ситуация вокруг высших титулов, какими, например, являлись ойран для Эдо и таю для Киото. Ойран и таю (последняя в большей степени) воплощали сложный синтез из аристократки, куртизанки, гейши и служительницы храма.

Среди всех куртизанок только таю могла возвышаться до положения аристократки. Ранг таю приравнивался к положению князя даймё, владельца большого земельного надела и немалого числа самураев в услужении. Но если в отдельно взятый временной период даймё насчитывалось примерно 200 человек на всю страну, то таю — не более десятка, а зачастую и того меньше. Конкуренция за право носить подобный титул велась жесточайшая, и в Киото периодически проводились конкурсы, во многом схожие с современным соперничеством за титул «мисс мира», но в антураже средневековой Японии. Образование таю было самым лучшим и изысканным, а потому в интеллектуальном плане эти девушки могли свободной обойти многих современников.

Таю и ойран могли вступать с мужчиной в любовную связь, если на то была их воля. Если же подобного желания с их стороны не возникало, девушки просто беседовали с клиентом, пели ему или танцевали. При этом исполнительское мастерство таю и ойран стояло на порядок выше, чем у гейши. У великих мастеров живописи были ученики и подмастерья, но работы последних крайне редко достигают тех же высот и ценятся столь же дорого, как и полотна выдающихся наставников. Точно такая же разница лежит между искусством таю и ойран и искусством гейши.

Внешние различия гейши и куртизанки

Говоря о разнице между куртизанками высших рангов и гейшами, следует немного подробнее остановится на внешних отличиях. Первое, на что можно обратить внимание — количество черепаховых шпилек. Чем их больше, тем значимее статус куртизанки. Гейшам полагалось скромно носить две или одну, таю и ойран — начиная от шести.

В одеянии гейши и куртизанки особое внимание притягивает пояс оби. Таю и ойран завязывали оби на животе, гейши — на спине. Таким образом таю и ойран подражали аристократкам, в чьём облачении обильные и крайне неудобные в быту банты спереди служили своеобразным доказательством того, что девушка никогда не работала. Максимум, до чего позволительно дотрагиваться аристократкам — это до пера, чтобы написать стихи, или до струн кото, японской лютни. Иной деятельности их статус попросту не позволял.

И, наконец, носки. В отличие от гейш, куртизанки их не носили. Ступни в Японии признавались одой из самых эротичных частей тела, ведь только их и можно было увидеть среди того великолепия тканей, что обрамляли хрупкую фигуру японки. По той же логике воспевалась и тонкая шея. Поскольку таю и ойран относятся к куртизанкам, то не удивительно, что свои ноги они совершенно не стеснялись демонстрировать. Зато гейша, не связанная профессиональными обязательствами с миром плотских утех, ступни скрывала за целомудренными белыми носками.

Куртизанки и буддизм

В понимании современников, таю легко соотносилась с образом буддийского монаха, вышедшего за рамки обывательского мировосприятия, научившегося отделять телесное от духовного и видеть мир в его непреложной ценности. Именно поэтому таю зачастую исполняли ведущие роли в храмовых обрядах, церемониях и ритуалах.

Положение женщин в период Эдо сложно охарактеризовать как завидное. В обществе того времени господствовал мужской шовинизм, пресекавший самую скромную возможность девушки к независимости. Единственными, кого не коснулся гнёт пренебрежительного отношения воинского сословия — гейши и куртизанки. В сравнении с жёнами и дочерями самурайских семей они обладали большей свободой, позволявшей развиваться в области исполнительского искусства, совершенствовать ум, проявлять живость нрава и характера. Эти черты очаровывали современников, запечатлевших обитательниц Ёшивары в гравюре, декоративно-прикладном искусстве, театральных постановках и литературе, благодаря чему их образы будоражат фантазию и по сей день.