+7 (981) 151-39-39

Восток и Запад: китайское искусство и европейское влияние

Восток и Запад: китайское искусство и европейское влияние

Тенденцию современного мира к глобализации культуры сложно назвать изобретением нашего времени. Стоит вспомнить хотя бы автора «Божественной комедии» Данте Алигьери и его эксперименты по созданию идеального наречия, которое бы вернуло к жизни язык, существовавший до Вавилонского столпотворения. Данте не был первым, кто заинтересовался подобной идеей, равно как не стал её последним последователем. Дальнейшее развитие мысли усилило тягу к облегчению коммуникаций между людьми разных национальностей. Сегодня форма диалога культур и поисков точек соприкосновения охватила не только языкознание, но и сферу искусства.

 

                              Первые контакты с Западом

Примечателен путь, которым происходил процесс сближения Запада и Китая. Обращаясь к традиционной культуре страны, существующей на протяжении более 4000 лет, невозможно обойти вниманием высокую степень её национализма и полного отрицания влияния извне. Все классические образцы искусства, созданные на протяжении длительных периодов правления сменяющих друг друга династий, говорят об уникальном и самобытном мировоззрении нации. Вместе с тем Китай отвергал достижения других цивилизованных государств, отгораживаясь о них, считая бесполезными в специфических условиях бытования самой страны.

Хотя история взаимодействия культуры Китая и Запада берёт своё начало ещё в 1600-ых года, говорить о реальном влиянии западноевропейских мастеров на творчество художников внутри страны не приходится. С начала XVII века в Китае постепенно получила распространение практика преподавания зарубежных художников в школах искусства. Учителя объясняли, как работать в технике масляной живописи, и давали задания копировать шедевры европейского изобразительного искусства. Однако этих шагов оказалось недостаточно, и искусство Европы продолжало оставаться совершенно чуждым для восприятия обывателей.

                   Ограниченность европейского влияния

Работа Джузеппе Кастильоне (1688-1766), итальянского монаха-иезуита, который одним из первых стал совмещать китайскую традиционную живопись с европейской техникой

В период, последующий за Второй Опиумной войной (1856-1860 гг.), деятельность иностранных послов, иезуитских миссионеров и людей искусства имела более широкое распространение. Европейских художников допускали до императорского двора, где они могли обмениваться опытом с придворными живописцами. В результате на рубеже XIX–XX веков возникает необходимость разделения понятия изобразительного искусства на традиционное «го-хуа» (национальная живопись) и европейское «ю-хуа» (живопись маслом).

Однако даже с учётом данных обстоятельств, иностранное влияние на художественную традицию чаще всего носило частный и весьма поверхностный характер, фактические никак не затрагивая сознание широких масс. Сущность всех культурных взаимодействий можно описать как феномен, характерный только для узкого круга высокопоставленных особ, но не соприкасающийся с бытом простого народа. Даже миссионеры, чья деятельность в большей степени затрагивала социальные низы китайского общества, не могли оказать по-настоящему глубокого влияния на сознание крестьянского класса, составляющего основную часть населения страны.

Противоречие заключалось в несоответствии распространяемых идейных посылов реалиям китайской действительности. Страна продолжала жить согласно традиционным конфуцианским устоям, опираясь на центрическое, неизменное в течение длительного периода истории, а потому закостенелое мировоззрение.

                            Искусство на рубеже XIX-XX вв.

Плакат времён Синьхайской революции

К началу XX века в стране уже чётко сформировалось осознание невозможности дальнейшего существования государственного аппарата, в котором вся власть принадлежала коррумпированным чиновникам во главе с императором. Все недостатки существующего режим правления, охранявшегося многовековой традицией, были особенно заметны при сравнении с достижениями европейских государств, высоким уровнем экономического, социального и технологического развития.

В условиях назревающего революционного переворота меняется и сам характер искусства. Преобладающее принципы самокопирования, воспроизведения классических образцов танских и сунских мастеров, всё более явственно выявляли свою полную несвоевременность. В охваченной диссидентскими настроениями стране культура императорского двора подвергалась активным нападкам. Поэтому в годы Синьхайской революции (1911–1912 гг.) на смену живописи прошлого пришло массовое создание агитационных плакатов. Созвучные волнению общества, они могли отразить не только актуальные для народа вопросы и проблемы, но также быстро реагировать на резкое изменение ситуации в стране.

Картина Сюй Бэйхуна «Юй Гун, подвинувший горы» демонстрирует тонкое понимание мастером принципов как китайской, так и европейской живописи

Параллельно развиваются направления живописи «го-хуа» и «ю-хуа». Всё большее число мастеров уезжают для обучения заграницу. Традиционные мотивы и ограниченный набор сюжетов сменяются экспериментами, совмещением классической манеры изображения с достижениями зарубежной реалистической школы живописи. Именно в это время в изобразительном искусстве появляется интерес к личности как таковой. На смену традиционному пониманию жанра «жэнь-у» («люди и вещи») как создания обобщённого образа представителя того или иного социального класса или персонажа как носителя конкретной идеи приходит интерес к индивидуальности человека.

Начало XX века — это первые осознанные шаги Китая в сторону приобщения к художественному наследию Запада. Впервые в истории страны произошёл переворот привычной картины мира, в которой Поднебесная являлась центром цивилизации, окруженным варварскими государствами. И, в отличие от ограниченного интереса, существовавшего в XVII-XVIII веках, тенденция к изучению и применению зарубежного опыта имела далеко идущие последствия.